Конкурсная работа "I love diving". Автор: Бочкарев Василий

Я люблю дайвинг
У меня в детстве была потрясающая мечта: погрузиться в море с аквалангом и плавать среди кораллов, огромных страшных зубастых рыб и ядовитых медуз. Эта мечта зародилась, когда на экраны в 1961 году вышел фильм «Человек амфибия», а потом вышли фильмы «Акваланги на дне», «Тайна двух океанов». Я просто бредил подводными путешествиями и не мог оторваться от экрана и снились мне не рокот космодрома, а бездна и синева морских глубин…
Но только в зрелом возрасте мои мечты осуществились в полной мере. Мои мечты воплотились в бесчисленных погружениях в самых фантастически красивых местах мира. Я предпочёл тёплые тропические моря и проходил курсы дайвинга PADI в Таиланде, Египте, Малайзии, Индонезии. Однако простые погружения в невероятные красоты разных морей мне постепенно наскучили и ветвистые цветастые кораллы, рыбки-попугайчики-клоуны, усатые-полосатые креветки вместе ленивыми зелеными черепахами перестали будоражить моё дайверское воображение. Уси-муси-пуси! – какая миленькая цветная рыбка!!! Ути-сиси-писи! – какая лапулечка каракатица!!! Тьфу!!!

Я полюбил дайверский экстрим, и одно из его проявлений — экологические акции. Вот за что мне нравится настоящий дайвинг: на мероприятие по очистке водоёмов собираются самые отвязные, самые вдохновлённые, самые преданные делу и увлеченные дайверы. Их лица прекрасны в торжественной необходимости вычищать всякую грязь. Это бойцы, которые отважно грудью ложатся на колючую проволоку (то есть на загаженное дно) ради светлого будущего водоёма, в который они без тени страха погружаются. Особенно впечатляют девушки-дайверы, которые не боятся за свой макияж и готовы нырнуть в грязную и вонючую жижу… Это так же величественно, как взойти на костёр. Сломанные ногти – как сломанные в бою копья за экологическую чистоту.
Я люблю такой дайвинг: медленно опускаюсь с поверхности к опасности, подстерегающей на дне водоёма. Уже на двух метрах почти полная тьма. Включаю мощный фонарь. Узкий луч с трудом пробивает муть. Красновато-чёрная вода (точнее жидкость, содержащая аш два о) обволакивает тренированное тело. Руки надо вытянуть вперёд и медленно – медленно, фроггом, продвигаться вперёд. Руки можно для полноты ощущений опустить в ил на дне. Он холодный и мерзкий… Пошевелил пальцами, сжал кулаки – склизкая чёрная жижа, выпуская из себя пузырьки ароматного метана, просачивается сквозь пальцы… В этой жиже в кулаке что-то шевелится… это личинки забеспокоились, начали копошиться и нежно покусывать кожу ладоней… Какой кайф!!! Облако чёрной мути от взбаламученного ила закрыло всё перед маской.

Несколько лёгких гребков ластами – движемся вперёд к новым впечатлениям. Перед маской появляются донные инопланетные растения: чёрно-зелёные нити и взвешенные у дна черноватые пористые образования, пока неизвестные науке. Проплываю сквозь них. Нежно и склизко эти «растения» касаются губ около загубника и щёк около маски – наверное так же нежно целуют в болоте русалки своих избранников перед тем, как утащить их в пучину и сожрать… Но хватит милых лирических (эротических) фантазий! Вот впереди из донной жижи торчит наполненная какой-то дрянью помятая пластиковая бутылка. Выдёргиваю её из ила – муть поднимается как при атомном взрыве – в сетку эту бутылку! Движемся дальше… Где здесь гнездо кикиморы? А где могила Водяного? Ага! Опять бутылка, вот вторая, вот ещё целая куча! Ах, какая радость! В сетку весь этот хлам! Медленно движемся вперёд. Регулятор работает безупречно, воздуха в баллонах ещё на 30 минут, видимость – 30 сантиметров.
Вдруг перед носом взметнулся столб мути и в следующее мгновение последовал удар в голову огромным, мелькнувшим перед маской хвостом! Маска съехала набок, мгновенно наполнилась водосодержащей жижей, регулятор вылетел изо рта и потерялся в склизкой темноте… Спокойно! Ещё не то видывали! Заученным движением достаю октопус, точным движением вставляю загубник в рот, проглатываю немного болотной жижы (ах, как она приятная на вкус!), продуваю октопус, далее дыхание в штатном режиме. Никакого волнения или паники. Подумаешь, Лохнесское чудовище прошмыгнуло мимо и сбило маску! (Ну, то есть другой дайвер с мусорным мешком с остервенением потащил собранный на дне хлам к берегу).
Выдуваю болотную жижу из-под маски – видимость превосходная – 5 сантиметров. Прямо в маске стоит густой аромат метана, этого чудесного болотного газа. Другой бы, менее подготовленный, дайвер, уже давно в этих обстоятельствах выпустил бы в нижнюю часть гидрокостюма все свои пузыри и рванул бы на поверхность поближе к солнцу, к берегу, к таким милым и родным людям рядом с каретой скорой помощи! А вот я по-настоящему люблю дайвинг! И продолжу ползать по дну и собирать всякий хлам, а потом, когда кончится воздух в баллоне, я возьму второй баллон и опять нырну в самую жижу, в самую гущу! Эх! Пиявки да лягушки – все мои подружки!
Руки в мутной воде как щупы натыкаются на разные предметы: железяки самых разных форм и размеров, бутылки целые и разбитые. Бутылки попадаются с содержимым: с шампанским, вином, пивом. Мне, как абсолютному трезвеннику, до тошноты противно брать эти бутылки в руки, но я, преодолевая себя и подавляя рвотный рефлекс, тащу их на берег. Я со значительно большим удовольствием пожевал бы во рту жирную болотную пиявку и проглотил бы её, чтоб она ещё шевелилась в желудке, чем пил бы это алкогольное пойло. Собирать разбитые бутылки в донной жиже – одно удовольствие. Найдёшь этакую «розочку» и представляешь, как втыкаешь её в задницу ублюдку, который выбросил её в водоём.
Экологические акции – это во сто крат круче, чем когда ныряешь в прозрачном Красном море на Тистлегорм, где достигаешь кормы подбитого немцами транспорта и вцепляешься в гигантский винт, чтобы не унесло придонным течением, а потом через дыру в борту проникаешь внутрь искорёженного взрывом судна и рыскаешь в тёмном трюме с фонарём, натыкаясь на таких миленьких ядовитеньких крылаток, потом тыкаешь подводной камерой в морду озверевшей мурене, а она лязгает своими нечищеными зубами-гвоздями и пытается откусить объектив. А потом ты проплываешь над ящиками с неразорвавшимися снарядами, их капсюля блестят в свете фонаря, соблазняя поковырять металл титановым ножом… Нет, это не дайвинг – это детский лепет!
Я люблю дайвинг всеми жабрами моей души по-настоящему: в самых сложных, самых противных, самых неприятных на ощупь и самых мерзких на вид и на запах условиях. Зато потом, когда ныряешь в Блю Хол с видимостью 40 метров в бирюзовой нежно-солёной водичке или когда гонишься с видеокамерой за черепахой на Пхи-Пхи – это такое блаженство! Вот так бы вычистить все наши водоёмы до такой лучезарной чистоты!



Настоящие дайверы!!! Все на чистку Наташинских прудов в Люберцах первого июня – шагом марш!!!
С безмерным уважением и любовью к клубу «Акванавт»,
Дайвер-ассенизатор, Василий Бочкарёв.

Комментарии (2)

RSS свернуть / развернуть
+
0
Настоящая мужская, брутальная так сказать, любовь — защищать и охранять
avatar

MaryNight

  • 8 мая 2013, 12:12
+
0
Обязательно пойду!)) Так классно рассказали!
avatar

FedorovaMarina

  • 8 мая 2013, 17:49

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Дайвинг клуб Акванавт подводное плавание, обучение в Москве