В стране троллей

С относительно недавних пор «северное направление» российского дайвинга приобрело большую популярность. Появление на отечественном рынке надёжного и качественного снаряжения для холодной воды, а самое главное – современной инфраструктуры дайвинга в удалённых приполярных районах, подвигло значительную часть активного подводного сообщества обратить свой взор с изъезженных и «натоптанных» подводных «троп» на арктическую часть мировой акватории.




В Европе, Канаде и США в высоких широтах уже давно исправно функционируют многочисленные дайв-центры и сафарийные корабли. Несколько лет назад и в России побережье Белого и Баренцева морей стало интенсивно осваиваться подводными клубами и центрами. И это неудивительно для страны, весьма значительная часть которой прилегает к арктическим водоёмам, а тёплый сезон в которой короток и капризен. Чаще всего подводная братия посещает эти суровые берега, понятное дело, всё же летом.




Но вот уже можно с комфортом понырять в ледяной водичке и посреди зимы – услуги зимнего подлёдного дайвинга предлагают центры «Полярный круг» и «Нереис» в Беломорье, да и на Кольском побережье местные клубы всё чаще организуют выезды на природу зимой, благо, что веточка Гольфстрима не позволяет замерзнуть баренцевоморской водичке. А любители заграничных выездов довольно интенсивно осваивают прибрежные воды Великобритании, Финляндии, Швеции… Особенно популярна у них Норвегия, тем более, что именно здесь культивируется дайвинг в открытой воде с великолепными «демонами моря» — касатками.



Кстати, вся подводная дайверская общественность хорошо информирована, что «Полярный круг» уж какой год успешно эксплуатирует единственное на Русском севере современное экспедиционное судно «Картеш». И именно оно прошло необходимую международную сертификацию и получило разрешение на работу в норвежских территориальных водах. Хотя наше море Баренцево и не покрывается ледяным панцирем зимой, но сильные шторма в это период, а также относительно мало изрезанная конфигурация побережья с небольшим количеством безопасных оборудованных якорных стоянок препятствуют эффективному функционированию дайверского судна в местном прибрежье.




То есть именно краткосрочность полярного лета, ограниченного строгими временными рамками «июнь- август», предопределила необходимость искать варианты расширения «полевого» сезона для сафарийного судна. Вот поэтому-то и было решено на осенне-зимне-весенний период передислоцировать «Картеш» в территориальные воды Норвегии. Здесь и вода потеплее, и акватория чрезвычайно разнообразна в смысле рельефа, что позволяет при самом лютом шторме и ветре с любого направления гарантированно укрыться в «складках» местности, с комфортом совершая погружения при любой погоде в любое время суток в любой сезон.



Северные берега Скандинавского полуострова гористы и круто обрываются к морю, изрезаны многочисленными извилистыми фиордами и украшены россыпями скалистых островков. Тундровая растительность с обилием трав, скромных полевых цветов, пропитанных водой мхов, низкорослых кустарников преобладает летом в окружающем пейзаже. Деревья встречаются чаще в распадках и долинах, где они могут укрыться от ледяного «дыхания» Арктики. Величественная, почти нетронутая человеком природа, грандиозные, древнейшие на земле, гранитные просторы, населенные почти непуганым диким зверьем и птицами. Летом — «белые» ночи с незаходящим круглые сутки солнцем; зимой, наоборот – почти круглосуточная ночь со сполохами Полярного сияния, — все это неудержимо влечет романтиков дальних странствий, любителей приключений и ценителей дикой природы.




В течение дня погода меняется несколько раз: вот светит солнышко, благодать – хоть загорай, но вдруг, через полчаса, сплошная стена непроницаемого тумана накрывает море и берега, вскоре затягивает морось, и, кажется, это навечно. Потом неожиданно задувает ветерок, разгоняет хмарь, и вновь сияет светило, расцвечивая гранитные берега неброскими северными красками…




«Погода» под водой гораздо более предсказуема. Температура воды зимой не превышает 5-7С, летом нагреваясь до 10-14С. Соленость воды даже в фиордах близка к океанской (34-35%о). Здесь обычно ярко выражены приливно-отливные явления, что, безусловно, необходимо учитывать при планировании погружений. В воду лучше идти или в полный прилив, или в полный отлив, когда течения стихают. Кроме того, в первом варианте весьма упрощается процедура входа-выхода в воду (из воды) в случае погружения с берега, так как предательски скользкие камни, покрытые водорослями, оказываются на глубине. Плюсом второго варианта является то, что глубина в месте погружения сокращается на высоту отлива, а это добрых 2, а то и 3 метра.



Подводный мир норвежского заполярья достаточно суров, своеобразен, но по-своему прекрасен, богат и интересен. Густые подводные леса ламинарии (морской капусты) и фукусов скрывают каменистое дно до глубины в несколько метров. Эти заросли – настоящий рай для мелких живых организмов. Многочисленные подвижные офиуры, молодь морских звезд и ежей, пузатые асцидии, голожаберные моллюски, разноцветные губки, ажурные мшанки, гидроидные полипы, мелкие анемоны, черви-полихеты, крабики, креветки, робкие мальки рыб и кладки икры находят приют под пологом «леса», прячась в ризоидах («корнях») растений, на их «стволах» и «листьях».



Чуть глубже бурые водоросли сменяют красные, не имеющие многометровых размеров, но от этого не менее интересные. По ним ползают «ходули»-пантоподы (морские пауки с тщедушным тельцем) и и рачки-бокоплавы, на скалах целыми гроздьями(друзами) сидят двустворчатые моллюски – мидии и модиолусы, меж них – скопления серых морских ежей размером с яблоко. Особенно впечатляюще выглядят среди них пурпурные, с седоватым или фиолетовым отливом аристократичные ежи эхенусы, имеющие размер отборного грейпфрута. Очень украшают дно многочисленные морские звезды самых разных форм и расцветок.



Еще глубже скалы и камни покрыты сплошным ковром корковых губок, здесь же ютятся морские огурцы – кукумарии, распустившие венчики своих щупалец для ловли планктона. Рядом пристроились настоящие украшения моря – ярко окрашенные актинии, эдакие подводные «хризантемы» и «астры», которые на самом деле являются животными, причем безжалостными хищниками, пожирателями планктона, медуз и рыбьей мелочи. Иногда на скалах можно обнаружить ходячие «колючки»– молодь крабов. Но в целом, почти везде доминируют прикрепленные и малоподвижные организмы, живущие за счет приносящих планктон приливно-отливных течений. Крупная рыба – треска, сайда, пикша, керчаки, в отличие от нашего баренцевоморского прибрежья, весьма часто попадается на глаза ныряльщикам, особенно при ночных погружениях. Песчаные участки дна облюбовали различные двустворчатые моллюски, предпочитающие зарываться в дно.
Иногда в некоторых местах на грунте можно найти скопления исландского гребешка, великолепного на вкус даже в сыром виде. Не только человеку нравится этот деликатесный продукт, морские звезды устраивают за ним настоящую охоту. Но это трудная для них добыча, ведь гребешки умеют плавать, резко захлопывая створки раковин и создавая гидрореактивную струю.



На ровном дне прячутся камбалы, ловко маскируясь под цвет грунта, среди кустиков водорослей «пасется» тресковая молодь, ползают подвижные разнообразные улитки и юркие отшельники. В самых северных районах Норвегии вполне возможны встречи с нынешним «хозяином» наших мурманских вод – камчатским крабом. А ведь он не здешний абориген, что очевидно хотя бы по его названию. Четыре десятка лет назад советские ученые провели эксперимент. С Дальнего Востока они завезли этот вид ракообразных и попытались его акклиматизировать в Баренцевом море. Сначала наука посчитала, что опыт не удался. Но краб лишь «затаился», приспосабливаясь к местным условиям, «копил» силы.
Вспышка численности произошла в начале 90-х годов. Сегодня отечественные биологи даже опасаются за экологическое равновесие прибрежных акваторий, которое могут нарушить эти хитиновые монстры, пожирающие все живое и мертвое на дне морском. Больше того, успешно освоив наше мелководье, камчатский краб, позабыв про государственные границы «рванул» на волю, в западноевропейские «пампасы». Нужно заметить, что смена часовых поясов никак не повлияла на вкусовые качества крабов. И норвежцы сполна решили воспользоваться нежданным подарком, с удовольствием вылавливая нашего краба и поставляя его на мировой рынок.



В спокойную погоду крайне интересны водолазные спуски у обрывистых берегов островов на входе в бухту. Здесь есть вертикальные «стеночки» 30-ти метровой высоты, есть и менее впечатляющие ландшафты. Но везде кипит жизнь, так как огромные массы свежей морской воды, насыщенной кислородом и планктоном, регулярно с приливными течениями проносятся через узкие проходы между островками. Под водой Вы не встретите и квадратного сантиметра голого камня. Все покрыто обрастаниями и животными.



В некоторых местах особо впечатляют плотные поселения ярких актиний с толстыми мясистыми щупальцами. Под ними зачастую прячутся молодые камчатские крабы и их родственники, местные аборигены – крабы литодесы, гораздо более скромные по размерам. При особом везении на отвесных скалах можно обнаружить «детские сады» крабьего молодняка. Десятки, а порой и сотни «камчатских подростков» группируются в тесные сообщества, сидя буквально друг на друге. Эта шевелящаяся колючая масса – незабываемое и редкое зрелище.
Норвегия, и подводная и наземная, никого не оставляет равнодушным.



Материал подготовил Александр Аристархов.

  • 0
  • 23 марта 2010, 11:49
  • admin

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Дайвинг клуб Акванавт подводное плавание, обучение в Москве